Город Буденновск

409

Вся страна узнала о его существовании 17 июня 1995 года, когда по всем каналам прокатилось сообщение о страшном событии: бандиты захватили заложников. Не буду повторяться, описывая все, что происходило тогда. Что-то было правдой, что-то звучало, как попытка создать информационную сенсацию, чтобы поднять рейтинг.

Я – Сергей Милицкий, старший лейтенант отряда «Альфа», видел это не через объективы видеокамер. Все свои действия, моих профессионально подготовленных коллег я видел, и пережил не как наблюдатель, а как участник этих событий. Только мы, действующие, а не созерцающие и переживающие со стороны, можем это описать и правдиво рассказать.

Для меня в мои 26 это была первая реальная боевая операция. Четыре года службы в отряде до этого дня прошли относительно спокойно. Были разные интересные мероприятия, но они скорее воспринимались, как тренировка, потому что настоящих боев до этого дня у нас не было.

И вот, очередной вызов, и вместо намеченного отдыха на природе мы размещаемся в салоне самолета и летим на Северный Кавказ. По пути заряжаем пулеметы ПК, пытаемся поспать. Ночью 15 июня приземляемся где-то в предгорьях.

До последнего момента мы не очень верили в настоящую боевую операцию. Но, когда среди ночи 16 июня нас разбудили и приказали готовиться к штурму, стало понятно, что все очень даже серьезно и по-настоящему.

Не боялся, нет. Только снял часы и попросил передать сыну, если вдруг что-то…. А потом подумал и забрал назад. Нет уж, я их ему сам подарю!

Нас построили, озвучили приказ. У военнослужащих внутренних войск заметил в арсенале не только автоматы и пулеметы, но и ручные гранаты с гранатометами. Значит, это и правда серьезно!

Сначала нас везли на автобусе, потом мы шли пешком, выставив впереди головной дозор. На подходе к цели увидели вспышки выстрелов. Подойдя ближе, рассмотрели солдат во главе полковника Михайлова. Это по ним велся огонь.

Нашим командиром был полковник Демин Ю.В. Хороший, правильный мужик. Мы ему доверяли. Он нам объяснил нашу задачу. Нам надо было подойти к больнице мимо гаражей со стороны пищеблоков.

Мы с Сергеем Савчуком, прорезав проход в сетке «рабица», вышли к гаражам и стали продвигаться к одноэтажному больничному пищеблоку. Где-то рядом была слышна интенсивная перестрелка. По цепи прошла информация, что Федора Литвинчука, которого направили в головной дозор, сильно ранило в бедро и его никак не могут вытащить. Помню мелькнувшую подлую мысль о том, что для Федора все кончилось, повезло. Это честно, может быть, кто-нибудь меня поймет.

К самой больнице мы подобрались группой с Деминым, Савчуком, Корольковым и Христофоровым. Темнота стала понемногу рассеваться. Я услышал в рации голос. Володька Соловьев простонал: «…все, руке конец». Только потом узнали, что он один отстреливался и прикрывал все это время нашу группу.

Преподаватели в военном училище вбили нам в голову, что всегда надо иметь при себе дымовые шашки для незаметной эвакуации, и чтобы спрятаться в дыму, если ранят. Спасительное задымление нужно тем, кто придет за раненым, чтобы его вытащить. Вспомнив все наставления, я бросил две шашки в сторону предполагаемого укрытия Володи.

Он залег всего в тридцати метрах от нас, Пелена дыма расползалась над землей, но пройти через нее не давали автоматные очереди террористов, рассекающих сизую дымку. Вовка молчал.

Нам была поставлена задача: отвлекать противника стрельбой по окнам, перекрытиям. В это время штурмующие отряды должны были проникнуть в больницу. Это задание нам далось легко. Сменяя друг друга, мы простреливали территорию и корпус здания в паре сотен метров от нас. Боевики сразу приняли вызов, их значительная часть была отвлечена от основного места прорыва.

Другую задачу мы выполнить не могли. Чтобы проникнуть в больницу, нужен был трактор или граната. Входная дверь в оккупированное медицинское заведение было капитально заложено изнутри, так, что никакие очереди из моего ПК не могли разрушить внушительную баррикаду.

Мы с успехом выполняли поставленные перед нами задачи:

отвлекли на себя значительные силы противники;
показывали врагу нашу способность защищать свои интересы и собственность.

Наше место временной дислокации обстреливалось все сильнее и сильнее. Огонь велся со всех сторон. Только удачное расположение в «мертвой точке» позволяло нам оставаться в живых. Пули свистели со всех сторон, не причиняя нам вреда.

Но, когда пришел мой черед отвлекать противника, пулеметная очередь разбила край стены, и мое бедро обожгло срикошетившей пулей. Боли почти не было. Бандиты усилили стрельбу с верхних этажей. Демин извернулся и подкинул туда гранату. И, хотя огонь прекратился, мы попросили по рации прикрыть нас снайперами.

Затишье длилось не долго. Сверху на нас посыпались гранаты. Одна из них взорвалась рядом со мной, и я почему-то перестал видеть одним глазом. Ко мне подполз Юрий Викторович и произнес «Дай-ка гляну». Я не знаю, что он там увидел, но я его взгляд запомнил на всю жизнь. Мое лицо забинтовали вместе с каской, а гранаты все продолжали падать и взрываться.

Мы вжались в нашу «мертвую зону», которая уже не спасала от осколков. Что-то принимали на себя бронежилеты, но что-то доставалось и нам. Вдруг мою руку пронзила боль и подбросило. Сразу подумал: «Ну вот, ни глаза, ни руки», потом почувствовал, что пальцы на руке слушаются.

Укрытие не спасало. Все понимали, что, не смотря на шквал огня, отсюда надо как-то уходить.

– Готовы? – спросил Юрий Викторович.

– Готов, но я не побегу, пока вы не скомандуете, – ответил я.

– Три! Два! Один! Вперед!

Я и Христофоров Сашка рванули вперед. Мы бежали очень быстро, так, как бегают от своей смерти. Но пули летели быстрее нас. Всего за пару метров от укрытия они нас догнали. Мы упали на четвереньки, нас подхватили наши солдаты и вытянули за ворота.

Я сидел, мне бинтовали ногу, а я был счастлив. Жив! И почти невредим. Сане досталось больше. Три пули, пробившие бронежилет, впились в его спину. Четвертая попала в автомат.

Это было окончание моего первого боя.

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий